Избранное
ЭБ Нефть
и Газ
Главная
Оглавление
Поиск +
Еще книги ...
Энциклопедия
Помощь
Для просмотра
необходимо:


Книга: Главная » Вавилов С.И. Большая советская энциклопедия Том 04
 
djvu / html
 

424
БЕЛИНСКИЙ
янием нараставшего в России освободительного движения В. быстро понял свою ошибку. Уже в 1840 он призывал передовых людей общества на борьбу против окружающей действительности: «Не любоваться же на нее, сложа руки, а действовать елико возможно, чтобы другие потом лучше могли жить, если нам никак нельзя было жить» (Письма, т. 2,1914, стр. 191-192). В последние восемь лет жизни Б. (1840-48) окончательно сложилось и оформилось его рсволюционно-демократич. мировоззрение.
В 40-х гг. в России усиление борьбы крестьянства против помещиков нашло свое отражение в росте освободительного движения разночинной демократич. интеллигенции против крепостничества и царизма. Б. возглавил это революционно-демократич. движение, идейно вдохновил его. В письме к В. II. Боткину в январе 1841 Б. писал: «...все общественные основания нашего времени требуют строжайшего пересмотра и коренной перестройки, что и будет рано или поздно. Пора освободиться личности человеческой, и без того несчастной, от гнусных оков неразумной действительности» (там ж е, стр. 203). Б. с позицииутонич. социализма подверг решительной критике крепостничество в России и капиталистические порядки в Западной Европе; «...я теперь в новой крайности,- писал Белинский Боткину 8 сснт. 1841,- это идея социализма, которая стала для меня идеею идей, бытием бытия, вопросом вопросов, альфою и омегою веры и знания. Все из нее, для нее и к ней. Она вопрос и решение вопроса. Она (для меня) поглотила и историю, и религию, и философию» (там ж е, стр. 202).
Социализм Б. носил утопический характер, поскольку он не был связан с революционной борьбой пролетариата. В силу отсталости крепостной России Б. но мог подняться до научного социализма, не понимал и не мог понять всемирно-историческую роль пролетариата, призванного возглавить революционное преобразование общества. Только марксизм вооружил эксплуатируемых и обездоленных научным учением о социалистическом преобразовании общества. Однако в отличие от западноевропейского утопического социализма, Б. выдвинул положение о том, что социализм не может быть осуществлен мирным путем, в результате добровольного согласия эксплуататоров, т. е. без установления демократич. власти, без революции. «Но смешно и думать,- говорил он о социализме,- что это может сделаться само собою, временем, без насильственных переворотов, без крови» (там ж е, стр. 269). Утопический социализм в мировоззрении Б. сливался с революционным демократизмом. Отражая настроения и чаяния крестьянства, поднимающегося на самоотверженную борьбу против крепостников, революционный демократизм Б. представлял более высокую форму революционной идеологии, нежели буржуазный демократизм, в том числе и мелкобуржуазный демократизм якобинцев.
Б. решительно выступал как против монархической власти, так и против диктатуры буржуазии. Он заклеймил антинародный буржуазный режим, установившийся в странах Западной Европы. «Горе государству,- писал он,- которое в руках капиталистов, это люди без патриотизма, без всякой возвышенности в чувствах. Для них война или мир значат только возвышение или упадок фондов - далее этого они ничего не видят» (там же, т. 3, 1914, стр. 329). Б. исторически подходил к оценке роли капитализма. «Я знаю,- писал он,- что промышленность - источник великих зол, но знаю, что она же - источник и великих благ для общества.
Собственно, она только последнее зло в владычестве капитала, в его тирании над трудом» (Избр. философские сочинения, 1941, стр, 466). Б. понимал прогрессивность капитализма в сравнении с фео-дально-крепостнич. строем и вместе с тем видел, что капитализм не приносит свободы и благоденствия народным массам. Настоящее равенство может быть достигнуто только после уничтожения господства буржуазии, к-рую Б. считает «сифилитической рапой» на теле общества.
Резко отрицательное отношение Б. к капитализму и буржуазному государству выразилось и в его острой критике идеологии и политики буржуазного либерализма. Б. разоблачал либералов как «спекулянтов власти», «говорунов и фабрикантов законов», пытающихся скрыть за «конституционной мишурой» владычество золотого мешка и угнетение пролетариев. В последние годы жизни Б. его революционно-демократич. взгляды все более и более приходят в столкновение с либеральными теориями его «друзей» - В. Боткина, П. Анненкова, К. Кавелина и др. Эти идеологи либерализма, боявшиеся революционного движения народных масс, восхвалявшие капиталистам, порядки Западной Европы и призывавшие «приобщить» Россию к западной цивилизации, стремились удержать Б. от «крайних» революционных выводов и повести его на поводу либерализма. Но Б. до конца своих дней остался решительным сторонником революционной борьбы, непреклонным врагом крепостнических и капиталистических порядков.
Письмо Белинского Гоголю подвело итог литературной и общественно-политич. деятельности великого критика. В этом письме Б. гневно и страстно обличал крепостнич. строй, мозархич. власть и духовный оплот крепостников и монархии - православную церковь. В письме [мрисована яркая картина угнетения, нищеты и бесправия народных масс крепостной России и обоснована боевая программа ближайших действий русской революционной демократии. «...Россия,- писал Б.,- видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме..., а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их.), не молитвы (довольно она твердила их.), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и соре, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, и строгое по возможности их исполнение... Самые живые, современные национальные вопросы в России теперь: уничтожение крепостного права, отмененио телесного наказания, введение по возможности строгого выполнения хотя тех законов, которые уж есть» (Собр. соч..., т. 3, 1948, стр. 708). Б. видел растущий протест угнетенных крестьян против крепостнического режима и незадолго до смерти указывал, что если царское правительство но отменит крепостное право, то этот вопрос решится сам собой, другим образом, в тысячу раз более неприятным для русского дворянства, т. е. путем крестьянских восстаний.
Б. был великим патриотом русского народа. Н. Р. Чернышевский справедливо сказал о патриотическом характере деятельности Б.: «Любовь к благу родины была единственной страстью, которая руководила ею». «Критика гоголевского периода»,- писал Чернышевский, имея в виду Б., ценила каждый факт искусства «по мере того, какое значение он имеет для русской жизни. Эта идея - пафос всей ее деятельности. В этом пафосе и тайна ее собственного могущества» (Ч е р н ы-шевский II. Г., Избр. соч., 1934, стр. 333).

 

1 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 110 120 130 140 150 160 170 180 190 200 210 220 230 240 250 260 270 280 290 300 310 320 330 340 350 360 370 380 390 400 410 420 421 422 423 424 425 426 427 428 429 430 440 450 460 470 480 490 500 510 520 530 540 550 560 570 580 590 600 610 620 630 640 650 660 670 680 690 700 710 720 730 740


Большая Советская Энциклопедия Второе издание