Избранное
ЭБ Нефть
и Газ
Главная
Оглавление
Поиск +
Еще книги ...
Энциклопедия
Помощь
Для просмотра
необходимо:


Книга: Главная » Введенский Б.А. Большая советская энциклопедия Том 12
 
djvu / html
 

530
ГРЕЦИЯ
лее примитивными, чем у греков, представлениями, сохранив свои названия (Зевс — у римлян Юпитер, Гера — Юнона, Афина — Минерва, Арес — Марс, Геракл — Геркулес, и т. д.). С распространением христианства античная мифология была отвергнута, причём античных богов стали считать за «бесов». Однако мифология, образы продолжали жить в сознании людей (напр., образ Венеры в средневековой легенде о Тангейзере, отдельные мифы в древнерусских повестях, в частности в «Притче о кралях» — мифе о Троянской войне).
1 реч. мифология, как и вся греч. культура, была использована буржуазными идеологами периода Возрождения (см.), к-рые вкладывали в неё новое, соответствующее их интересам, содержание. Писатели и художники эпохи Возрождения часто обращались к мифологич. образам, к-рые с этого времени прочно вошли в литературу и изобразительное искусство Европы. Знакомство с греч. мифологией стало считаться необходимым для каждого образованного человека. В 19 в. интерес к ней получает своё дальнейшее развитие. Создаётся ряд школ в изучении мифологич. наследства древних греков (символическая, натуралистическая, этимологическая, антропологическая, этнографическая и др.). Однако, несмотря на нек-рые результаты, достигнутые в области изучения и систематизации фактов, буржуазная наука не поняла и не могла понять социальных корней греч. мифологии, не сумела объяснить её происхождение.
На подлинно научный путь поставило изучение мифологии марксистско-ленинское понимание происхождения религии и мифов. Классики марксизма показали, что мифы могли возникнуть только в определённую историч. эпоху. К. Маркс указывает, что образы Вулкана, Юпитера, Гермеса и т. д. невозможны в пору развитой техники, железных дорог и телеграфа, когда явления окружающего мира находят научное объяснение. Эти образы возможны только в пору «детства человеческого общества» (см. Маркс К., К критике политической экономии, 1949, стр. 225). «Всякая религия,— писал Ф. Энгельс,—• является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни,-— отражением, в котором земные силы принимают форму неземных» (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1950, стр. 299).
Красота и выразительность образов греч. мифологии сохраняют её значение и до нашего времени. Классики марксизма-ленинизма неоднократно прибегали к греч. мифам, используя их образы в своих характеристиках и сравнениях. К. Маркс использовал образ богоборца Прометея в предисловии к своей докторской диссертации «Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура» (см. М арке К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1, 1938, стр. 12). В. И. Ленин сравнил самовлюблённого меньшевика Мартова с образом мифического Нарцисса (см. Соч., 4 изд., т. 32, стр 338). И. В. Сталин в заключительном слове по докладу «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» на пленуме ЦК ВКП(б) в марте 1937, говоря о неразрывной связи большевистской партии с народом, использовал образ Антея, к-рый получал новые силы от соприкосновения с матерью Землёй.
Советская марксистско-ленинская наука видит в греч. мифологии творчество древних греков, отражающее различные ступени их истории. Она рассматривает отдельные мифы не в застывшем виде, а в
их последовательном развитии. В нек-рых из этих образов выражаются прогрессивные идеи (напр., в образе Прометея).
Лит.: Маркс К., К критике политической экономии, М., 1951; Кун Н. А., Что рассказывали древние греки о своих богах и героях, М., 1940; Р а д ц и г С. И., Античная мифология. Очерк античных мифов в освещении современной науки, М.—Л., 1939.
VI. Древнегреческая литература.
Древнегреческая литература — древнейшая из литератур Европы — возникла в греч. рабовладельческом обществе на основе фольклора многочисленных греч. племён. Её основные особенности тесно связаны с раскрытой К. Марксом спецификой «античной формы собственности», с жизнью общины «свободных граждан» в греч. полисе, к-рая, вырастая из родового общества, всё же сохраняет «естественный» характер племенного объединения. «Предпосылкою греческого искусства является греческая мифология, т. е. природа и общественные формы, уже переработанные бессознательно-художественным образом народной фантазией. Это его материал» (М а р к с К., К критике политической экономии, 1949, стр. 225). Связь древнегреч. литературы с мифологией была наиболее полной и органичной, пока рабовладельческая община полиса обладала известной спаянностью перед лицом рабов и чужеземцев, что определило собой массовый, «народный» характер литературы в доэллинистич. период и то значение, к-рое имеет в ней мифология. Жизнерадостный характер греч. мифологии сказался и в древнегреч. литературе.
На эпич. песнях о родоплеменных героях и историч. событиях прошлого основаны крупнейшие памятники древнегреч. литературы — большие поэмы «Илиада» и «Одиссея» (см.), приписывавшиеся слепцу Гомеру (см.). Время их создания наука определяет лишь приблизительно (8—7 вв. до н. э.). Окончательную редакцию их относят к 7—6 вв. до н. э. Сюжет обеих поэм почерпнут из цикла героич. сказаний о Троянской войне, к-рые воспроизводились в творчестве эпич. певцов (см. Аэды). По сравнению с эпич. песней гомеровские поэмы представляют новую ступень эпич. творчества, его художественный синтез. При широком охвате общинно-родового уклада с его материальной культурой, войной и хозяйством, обычаями, культовыми обрядами, военачальниками и народом гомеровские поэмы выдвигают эпич, героев, выражающих дух родо-племенного коллектива, но уже наделённых индивидуальной характеристикой (Ахиллес, Гектор, Одиссей и др.). Стихийный реализм в изображении общинной жизни, возвеличение героич. сил человека, пластичность образов обеспечивают этим поэмам почётнейшее место среди памятников мирового эпоса. Ломка родовых отношений в условиях относительно отсталой земледельческой Беотии отражена в наставительных поэмах Гесиода (конец 8 и начало 7 вв. до н. э.) «Теогония» («Происхождение богов») и «Труды и дни»; пользуясь материалом мифов и правилами народной мудрости, Гесиод даёт систематич. картину мира, свод морально-хозяйственных наставлений с позиций земледельца, упорно трудящегося на своём небольшом участке и притесняемого неправым судом «царей-дароядцев».
В 7—6 вв. до н. э. в условиях становления классового общества и государства и повышения индивидуального самосознания членов общины ведущим, жанром эпохи становится лирика, образующая ряд' местных стилей. В Ионии сложились исполнявшаяся под аккомпанемент флейты наставительная элегия

 

1 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 110 120 130 140 150 160 170 180 190 200 210 220 230 240 250 260 270 280 290 300 310 320 330 340 350 360 370 380 390 400 410 420 430 440 450 460 470 480 490 500 510 520 530 531 532 533 534 535 536 537 538 539 540 550 560 570 580 590 600 610 620 630


Большая Советская Энциклопедия Второе издание