Избранное
ЭБ Нефть
и Газ
Главная
Оглавление
Поиск +
Еще книги ...
Энциклопедия
Помощь
Для просмотра
необходимо:


Книга: Главная » Введенский Б.А. Большая советская энциклопедия Том 37
 
djvu / html
 

440
РУССКИЙ ЯЗЫК
разования единой общенациональной литературно-языковой нормы. Намечаются контуры единой не только грамматической, но и лексико-семантич. системы русского национально-литературного языка, однако пока еще без свободного расширения народно-разговорной его базы. Так расчищается и открывается путь к той синтетической национально-языковой норме литературного выражения, к-рая нашла воплощение в творчестве А. С. Пушкина.
Прогрессивные писатели начала IS в. (такие, как А. С. Грибоедов, И. А. Крылов, К. Ф. Рылеев и др.) использовали в качестве художественно-выразительных средств не только то, что было уже закреплено в литературном языке той эпохи как норма национально-литературного выражения, но и то, что, широко применяясь в разговорной народной речи, еще не получило литературной обработки и канонизации. Напр'., в басенном языке И. А. Крылова свободно употребляются еще не включённые тогда в систему нормированного литературного языка конструкции сложных предложений с временным союзом «когда» и соотносительным «то» (в соответствии с господствовавшим в то время «когда»—«тогда»), с союзом следствия «так что», с обобщённо-уступительным со четанием «как ни» (ср. «сколь ни») и др. Причинные предложения с союзом «так как» и соотносительными «то», употреблявшиеся в разговорной и канцелярско-деловой речи, свойственные, по указанию «Практической русской грамматики» Н. И. Греча, «слогу простому», нередко встречаются в языке басен Крылова (ср. в его журнальной прозе и драматич. произведениях применение «как-то» в том же причинном значении). Таким образом, умелое употребление и активный отбор типичных для живой разговорной речи выражений и конструкций приводят к закреплению их в общенациональной системе литературного языка, способствуют его дальнейшему развитию и совершенствованию.
В языке Пушкина вся предшествующая культура русской литературной речи получила качественное преобразование. В языке Пушкина, к-рый стал высшим воплощением национально-языковой нормы в области художественного слова, осуществился всесторонний синтез русской языковой культуры. Художественно-речевая практика Пушкина определила дальнейшие пути развития национального литературного Р. я. Народная словесность была для Пушкина наиболее ярким выражением духа языка, его национальных свойств. Народность языка, по Пушкину, определяется всем содержанием и своеобразием национальной русской культуры. Пушкин признаёт европеизм, но только оправданный «образом мысли и чувствований» русского народа. Эти принципы были для поэта не отвлечёнными правилами, а результатом глубокой оценки современного состояния литературного языка; они определяли метод его творческой работы.
В этой широкой концепции народности находили своё место и славянизмы и европеизмы, если они соответствовали духу Р. я. и удовлетворяли его потребностям, сливаясь с национальной семантикой. В системе национального литературного Р. я. должны были на народной основе объединиться и славянизмы, и книжные, и разговорные элементы общерусского языка, и просторечие широких народных масс, их живая разговорная речь.
Пушкин сочетал слова и обороты церковно-сла-вянского языка с живой русской речью. На таком соединении он создал поразительное разнообразие новых стилистич. средств в пределах разных жанров. Он воскрешал старинные выражения с ярким коло
ритом национальной характерности. Но Пушкин предупреждал, что «славянский язык не есть язык русский» и что «мы не можем смешивать их своенравно». В пределах общенациональной языковой нормы возможно богатое функционально-стилистич. разнообразие слов и оборотов. Но для этого необходимо «чувство соразмерггости и сообразности». Этот принцип решительно противопоставляется как учению о трёх стилях — с прикреплённым к каждому из них кругом слов и оборотов, так и принципу «аристократического» отбора слов и выражений в «новом слоге российского языка». Установив общенародную литературно-языковую норму, Пушкин разрушает все преграды для движения в литературу тех элементов Р. я., к-рые могли претендовать на общенациональное значение и к-рые могли бы содействовать развитию как общественных функционально-речевых стилей, так и индивидуально-художественных композиций и стилевых систем. Те же принципы Пушкин применяет и к европеизмам. В языке его ранних произведений встречаются галлицизмы, напр, в области фразеологии: «воин мести», «сын угрюмой ночи», «листы воспоминанья» и др.
Пушкин — противник «калькирования» чужих выражений, перевода их слово в слово. Но Пушкин не отвергает иноязычные, а тем более интернациональные заимствования, особенно необходимые в научной и публицистич. прозе. «Ученость, политика, философия по-русски еще не изъяснялись». Вовлекая в русскую речь европеизмы, Пушкин исходит из семантич. закономерностей самого Р. я. и из культурных потребностей русской нации. Однако он против ненужных, излишних заимствований. Употребление специальных терминов в общелитературной речи Пушкин тоже ограничивал. «Избегайте ученых терминов,— писал он И. В. Киреевскому 4 февр. 1832,— ...старайтесь их переводить». Пушкин отбирает и комбинирует наиболее характерные формы народной речи, семантически сближая литературный язык с «чистым и правильным языком простого народа», от к-рого он резко обособлял жеманные социально-речевые стили мещанской полуинтеллигенции, «язык дурного общества». Понятно, что областные особенности речи, узкие провинциализмы лишь в редких случаях включались Пушкиным в литературную норму. Из областных наречий и говоров он вводил в литературу лишь то, что было общепонятно и могло получить общенациональное признание. Он почти не пользуется профессиональными и сословными диалектами города. В том же направлении смысловой ёмкости при предельной простоте Пушкин шлифует синтаксис. Краткие, сжатые фразы (обычно в 7—9 слов), чаще всего с глагольным центром, ло-гич. прозрачность в приёмах сочинения и подчинения предложений точно передают мысль. В творчестве Пушкина впервые пришли в равновесие основные стихии русской речи. Он доказал, что «глубокие чувства» и «поэтические мысли» могут быть литературно выражены самой простой, народной речью, «языком честного простолюдина». И такое их выражение, энергичное, живое и драматическое, свежее и простосердечное, «драгоценно» и способно производить сильнейшее впечатление.
Разрешение в языке Пушкина вопроса об общенациональной языковой норме ликвидировало остатки теории и практики трёх литературных стилей. Открылась возможность бесконечного индивидуально-художественного варьирования литературных стилей. Широкая национальная' демократизация литературной речи давала простор росту и свободному развитию индивидуально-твор-

 

1 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 110 120 130 140 150 160 170 180 190 200 210 220 230 240 250 260 270 280 290 300 310 320 330 340 350 360 370 380 390 400 410 420 430 440 441 442 443 444 445 446 447 448 449 450 460 470 480 490 500 510 520 530 540 550 560 570 580 590 600 610 620 630 640 650 660


Большая Советская Энциклопедия Второе издание